Абстрактное мышление. Завтрак с художником (журнал Рандеву март 2018 (№2)

 

За завтраком в галерее «Красный мост» беседуем о современном искусстве с успешным московским художником, участником аукционов современного искусства, российских и зарубежных выставок, мастером абстракции Алексеем Ланцевым: «Я всегда стремился к свободе и продолжаю стремиться, потому что свобода — это самое ценное, что есть у художника»

Алексей Ланцев родился в Краснодаре в 1970 году. Окончил Краснодарское художественное училище, затем московский художественный институт имени В. Сурикова, мастерскую известного художника Николая Андронова, основоположника «сурового стиля». Интересный факт: Николай Андронов много лет прожил в Ферапонтово, вологжане помнят его выставки, и это всегда было значимым событием. Алексей Ланцев, после открытия персональной выставки в галерее «Красный мост», которая проходила в январе, специально посетил Ферапонтово, где жил и работал его учитель, и под впечатлением от поездки написал две работы.

- Вы окончили классическое учебное заведение, у мастера-реалиста. Как произошел переход от реализма к абстракции?

- Я всегда интересовался абстрактным искусством, но в советское время увидеть работы авангардистов было не так легко. Более того, мой преподаватель в художественном училище учил нас реализму, и готовил к поступлению в институт. «Алексей, все, что тебя интересует, делай в свободное от учебы время», – говорил он и сам же приносил журналы социалистических стран, Венгрии, Польши, где уже печатали европейскую и даже американскую живопись. В институте было не все гладко, но когда пришел преподавать Николай Андронов, я сразу понял – мне к нему, потому что он величайший художник, человек, который работает с пространством, не копирует натуру, а перерабатывает ее.

- Что было дальше, вы остались в Москве?

- После института преподавал, искал способы прожить. Естественно я очень сильно ушел от Андронова и его школы, но это был принципиальный уход. Первые два года мои работы были очень близки к суровому стилю, но я понял, что должен делать свое, и эти поиски привели меня к абстракции. При этом, я никогда не занимался коммерческим искусством, занимался творчеством в чистом виде и делал это с фанатичностью. Потом начались выставки, достаточно неожиданно для меня. Сначала в России, потом в Европе, чаще даже чем в России. Потом мои работы стали продаваться, я прекратил преподавание и целиком посвятил себя искусству.

- Как вы считаете, должно ли искусство иметь остросоциальный или политический подтекст?

- Это момент искренности художника. Ко мне иногда обращались галеристы, с просьбой написать, например, драку на дискотеке. Но это не мое. Здесь важно сохранить свое отношение. Хотя у меня были две работы, которые можно назвать политическими. Я их написал, когда произошел конфликт с Украиной, мне было грустно, что так произошло с братским народом, и до сих пор обидно. Два больших натюрморта, серо-голубой фон, посредине один цветок в окне, и за окном в пейзаже читается река, какие-то дальние огни и сумерки, как будто это Днепр, но уже очень-очень далеко. Работы одна уехала в Англию, другая в Испанию. Мне было очень жалко продавать, но меня уговорили.

- Вы востребованный автор, ваши работы выставляются, продаются. Но ведь находятся и критики. Расскажите про отношение зрителей к абстрактному искусству.

- О, да! За двадцать лет свободного творчества слышал очень многое. Особенно от людей, далеких от искусства: «зачем он это делает, кому это нужно». Некоторые говорят с сожалением, с сочувствием. Я отношусь к этому спокойно. Я выбрал такой путь, и я ему следую, это органично для меня. Мое искусство производит впечатление праздника, яркости, кажется, что оно построено на эмоциях, но самом деле – это труд! Это сложный, интересный, иногда даже мучительный процесс творчества. Я считаю, что у меня в работах присутствует сложная математика, и они выстроены композиционно очень тонко, я стараюсь найти грамотные пропорции, передать движение, даже в этюдах. Для зрителей это картина, а для меня это поиск.

Мария Жаренкова

журнал Рандеву. март 2018 №2 (124) Завтрак с художником

Добавить комментарий