Русское искусство на фоне мирового

источник theartnewspaper.ru

Директор Государственной Третьяковской галереи Зельфира Трегулова — о роли музея в продвижении русского искусства за рубежом

03 НОЯБРЯ 2017
Директор Государственной Третьяковской галереи Зельфира Трегулова на выставке «Оттепель». Фото: Елена Никитченко / ТАСС

Директор Государственной Третьяковской галереи Зельфира Трегулова на выставке «Оттепель». Фото: Елена Никитченко / ТАСС

Вопрос о том, что такое национальный музей сегодня, станет в ноябре одной из тем для обсуждения участниками группы «Бизо» — сообществом руководителей наиболее авторитетных музеев мира. Третьяковская галерея представляет национальную художественную школу, но были времена, когда коллекция Павла Михайловича Третьякова демонстрировалась вместе с собраниями западноевропейского искусства его брата Сергея Михайловича Третьякова и знаменитого коллекционера Михаила Абрамовича Морозова. Публике представлялась общая картина современного искусства. Сегодня, чтобы понять, что такое русское мироощущение и мироосознание, ты должен прийти в Третьяковскую галерею. И не только в ее историческое здание в Лаврушинском переулке, но и на Крымский Вал, где показана наиболее полная в России панорама оте­чественного искусства ХХ века.

Многие годы я курировала масштабные выставки русского искусства за рубежом, видела реакцию зрителей на эти проекты. Одной из важнейших была выставка «Россия!» в 2005 году в Музее Гуггенхайма. Когда мы пытались вычленить что-то общее, что может объединять древнерусскую иконопись, живопись передвижников, работы художников русского авангарда и наших современников, возникла идея, что это общее — невероятная ответственность мастера, ощущение себя как некоего медиума между небом и землей, как проводника важнейших идей, которые должны быть выражены в совершенной форме, а также абсолютное внутреннее самоотречение, готовность ради достижения истины идти до конца, вплоть до саморазрушения, как, например, в работе Ильи Кабакова «Человек, который улетел в космос». До 2012 года в истории Музея Гуггенхайма та выставка оставалась самой популярной. Это демонстрировало, насколько наше искусство было интересным для зрителей, но в то же время успех косвенно свидетельствовал, что у западной публики нет сложившегося представления о русском изобразительном искусстве. За рубежом знают нашу литературу: Достоевского, Чехова, Толстого. А из искусства известен только авангард. Еще немного знают древнерусскую иконопись. Искусство XVIII, XIX и начала ХХ века известно совсем плохо. В постоянных экспозициях музеев встречаются лишь отдельные вещи, буквально единицы. Центр Помпиду, где хорошо представлен русский авангард, а с последнего времени и современное искусство, скорее, исключение, чем правило. Если русское искусство отсутствует в крупнейших зарубежных собраниях, то откуда может взяться знание о нем и откуда может появиться его высокая репутация?

Существует мощная панфранцузская концепция развития европейского искусства второй половины XIX — начала ХХ века. Она доминировала долгие годы. В последнее время картина изменилась, и теперь выставки показывают, сколь важными становятся школы, считавшиеся когда-то маргинальными: и немецкая, давшая невероятный взлет экспрессионизма, и скандинавские (достаточно вспомнить Эдварда Мунка, выставку которого мы планируем на 2019 год), и итальянский футуризм, и русский авангард. Сейчас есть понимание, что художественный процесс был тогда сложным, многогранным и чреватым открытиями, которые громко заявили о себе позднее. Это еще один повод обратить внимание на то, что в этих школах происходило в XIX столетии и как сформировался потенциал, приведший к взлету и развитию самых передовых художественных идей в нефранцузских школах в начале ХХ века. Важно поддержать этот интерес и постараться ситуацию изменить. В продвижении русского искусства за рубежом я вижу задачу Третьяковской галереи.

 

Добавить комментарий